ОБЩЕРОССИЙСКАЯ ОБЩЕСТВЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ «АССОЦИАЦИЯ УЧИТЕЛЕЙ ЛИТЕРАТУРЫ И РУССКОГО ЯЗЫКА»
(«АССУЛ»)

Деятельность Ассоциации, Задушевное слово

Такие разные экскурсии

В непростое время самоизоляции мы все же умудряемся жить коллективно, умудряемся не скучать. Ни о каких упаднических настроениях речи не идет, правда? Вот уж кто-кто, а учитель точно не обделен вниманием, как и ученик. В нашей школьной жизни мало что изменилось. Мы учим и учимся, общаемся, шутим и даже на экскурсии ходим.

В непростое время самоизоляции мы все же умудряемся жить коллективно, умудряемся не скучать. Ни о каких упаднических настроениях речи не идет, правда? Вот уж кто-кто, а учитель точно не обделен вниманием, как и ученик. В нашей школьной жизни мало что изменилось. Мы учим и учимся, общаемся, шутим и даже на экскурсии ходим.

Сейчас все абсолютно можно посмотреть, посетить, не выходя из дома. То, что нам всем дали доступ к посещению лучших музеев мира, выставок, концертов  - это здорово. Возможно, в плане интеллектуального насыщения это даже лучше для подростков. Они один на один с аудиогидом, слушают, запоминают – ничего не отвлекает.  А что с эмоциональным полем? Думаю, что положительные эмоции ребята получают. Потом все можно обсудить друг с другом, поделиться впечатлениями. Если на все это смотреть как на временную акцию (а именно так и должно быть), то все неплохо, можно найти плюсы. Но ничто не заменит живое общение, живое слово, живое чувство (не через смс). Пока это невозможно, а вспомнить  школьные истории и настоящие экскурсии самое время. Историй этих очень много. Одной из них делюсь с вами.

Мы живем в Ульяновске. Наша добрая земля дала миру много талантливых людей. Это Н.М Карамзин, Н.М. Языков, И.А. Гончаров, Д.Д. Минаев, Н. Благов, А.А. Пластов…  В Ульяновске много музеев, которые познакомят с бытом симбирян, с жизнью и творчеством знаменитых земляков. И, конечно, самые частые посетители – это школьники. Мы не исключение. Регулярно посещаем филармонию, музеи города. Все это здорово, но не очень получается совмещать приятное с полезным: слушать и общаться. Мы нашли вот такой выход.

В нашей любимой гимназии все классы ходят в филармонию. Это обязательное мероприятие, а раз так, то всегда есть соблазн его саботировать. Но вот только не у 5Б такое желание. Вы  не догадались ещё, что это великие эстеты? Да они и сами не сразу это поняли. Была долгая дорога от школы до филармонии и обратно, где должно было произойти осознание, что без погружения в прекрасное прожить трудно. Но до «погружения» надо дойти и преодолеть все препятствия. Дорога до площади – это проверка на прочность, на скорость, на умение держать удар и эмоции. Но это всего лишь дорога. Хвала родителям, покупающим дорогую одежду детям.

- Нет, я не буду бегать, потому что у меня новые сапоги, - слышится необыкновенно приятный для моего слуха голосок.

 - А  мне пальто только вчера купили,  боюсь испачкать, - отвечает другой.

Почему не на всех новые, купленные вчера вещи? Почему они несутся, как оглашенные? У Глеба всегда развязаны шнурки, но ему некогда обращать внимание на такие мелочи.

Ох и долгий путь от Мариинской гимназии до филармонии… Но это еще не всё. Что? Вы не владели кольцом всевластья? Мир не покоряли? Скучно живете. А вот у нас на пальцах кольца, миллион историй, которые я должна выслушать в перерывах своего же ора, несущегося вдогонку умчавшимся властелинам мира. И вот на пути площадь… Это обретение себя буквально, как у древних выбор пути на перекрестке. Оживить собой всё, что попадется. Почему – то здесь ни у кого уже нет новой одежды и обуви. Всё, что есть на площади, должно быть покорено. Если это весна, то стоят горки-трамплины для велосипедистов и скейтеров, которые нуждаются в том, чтобы на них с разбегу влетали, сидели, висели – кому что фантазия подскажет  и физическая подготовка позволит. Если зима, то ледяные горки все наши, а то, что нет ледянок, не проблема пока (позже приходит осознание, что скоро предстоит встреча с родителями, которые вряд ли будут рады изменениям,  произошедшим во внешнем виде). Я с завистью смотрю на двигающиеся колонны гимназистов, на спокойно идущих рядом классных руководителей. Эх!

- Ребятки, уже вся школа прошла, нам надо выдвигаться в филармонию, - раздается над всей площадью мой голос.

Все беспрекословно сбегаются, потому что у нас договоренность, которую нарушать нельзя. И бегом на концерт. Наверное, вам без подсказки понятно, что 40 минут в филармонии уходят на просушку и восстановление сил. Обратный путь проще, т.к. лимит времени – родители у школы ждут. 10-15  минут всего, а потом стремглав до школы. Должна констатировать: ни одного разбитого носа, ни одного клочка, выдранного из одежды, – все и всё в целости и сохранности возвращалось родителям, правда, не очень чистое.

Родители с пониманием относились к нашим маленьким приключениям. Конечно, мы могли бы тоже чинно ходить парами и производить впечатление послушных детей, но где же  ещё бегать, если не на таких прогулках, где же учиться дружить? Если честно, я гордилась, что мы совсем не такие, как все. А думаете нельзя было договориться с ребятами, чтобы они не носились? Можно, но не нужно. В серьезных ситуациях мы друг друга понимали.

Во время каникул  мы старались куда-нибудь выезжать, чтобы не только духовно обогащаться, но и погулять. Вот что получалось.

Закончили первую четверть, наступило долгожданное время осенних каникул. «Что ж зря терять время, - подумали родители. – А не съездить ли нам в Прислониху (родина А.А. Пластова) и Языково? Близко и хорошо». Ну да, не поспоришь. Директор школы задается  вопросом, что нам не сидится на месте. А что тут ответишь, кроме как словами из песни: «Ты пойми меня правильно, мама, не могу я на месте сидеть». Нашим экскурсоводом в автобусе была бабушка одного ученика,  которая рассказывала о тех местах, куда мы путь держали, и  истории из жизни А.А. Пластова, очень хорошо, душевно и интересно вела повествование. Но главным событием было поедание запасов, которыми снабдили заботливые родители. Дальше сытые и просвещённые дети стали придумывать себе разные игры, чтобы было веселее. Приехали мы сначала в Прислониху. Это была пора золотой осени, а день выдался солнечный и теплый. Природа была удивительно красива, поэтому сразу же пошли фото на память. Но нас ждал музей: маленький такой деревянный домик, трепетно хранящий сведения о большом человеке и художнике, который здесь родился и вырос и никогда душой не расставался со своим родным домом. А экскурсоводы с такой теплотой обо всем рассказывали. Но наши городские детки не совсем могут понять, как можно любить быт деревни, что в нем красивого. Поэтому отважный Толик очень тихо задает мне вопрос, люблю ли я поля, луга, просит, чтобы объяснила, в чем красота пейзажей, которые мы видим. Глеб рядом с нами улыбается и ждет моего ответа, обречённого на провал.

 

 Но, кроме меня, этого никто не замечает.  Дети -  большие молодцы! Всегда так всё слушали, что людям хотелось рассказывать – самые заинтересованные посетители. Это мне потом могли выговаривать все, что не устроило, что показалось не очень интересным. У нас была негласная договоренность: ведут себя так, что мне не приходится краснеть перед людьми и жаловаться родителям, а я везде во всех поездках даю возможность носиться до потери последней силенки.  В Прислонихе такой возможности не было, только в Языково получили «вольную», да и то не сразу. Сначала тоже ходили с экскурсоводом и слушали про пребывание А.С. Пушкина у братьев Языковых, о его дружбе с Николаем Михайловичем, потом побывали в самом музее, где читали стихи А.С. Пушкина и Н.М. Языкова, побродили по аллеям.

 И вот  тут-то уже терпение лопнуло. У нас всегда есть люди, выражающие мнение большинства, на сей раз это была Юля.

- Когда уже можно будет убежать, - спросила она меня заговорщицким тоном. – Здесь столько места, так можно разогнаться, а мы все ходим.

- Ещё чуть-чуть надо потерпеть, - говорю я сочувственно. Я искренне жалею уже детей, потому что очень много информации и эмоций. Чувствую себя немножко виноватой за то, что они свою часть договоренности достойно выполняют, а я – нет.

- Вам нас не жалко? Мы же устали очень, - пытается уговорить меня бедный ребенок.

Ну не могла же я сказать экскурсоводу, что дети хотят бегать, поэтому надо закончить речь. В своё оправдание могу сказать, что как только мы приехали в Языково, я сразу попросила щадящий вариант, объяснив это тем, что мы уже на одной экскурсии побывали.

Экскурсия закончена – пятки сверкают. Наверное, ребята намотали несколько кругов по парку, прежде чем вернулись ко мне и поинтересовались, а где же у нас будет место встречи. И тут у них возник новый вопрос: почему я не бегаю.  Совсем скоро пришлось побежать и мне… Наверное, понятно, что территория парка нам была мала, поэтому мы расширили границы доступного и отправились в языковские поля.

- Можно мы сбегаем вниз и посмотрим, что там, - спросил меня кто-то из мальчишек, когда мы стояли на вершине достаточно крутого спуска.

- Можно, почему бы и нет, но очень аккуратно, - спокойно отреагировала я.

- Тут какая-то речка течет, - крикнул Даниил. – Она узкая – мы через неё перепрыгнем.

- Нет! – взвыла я так пронзительно, что языковские коровы, находящиеся не так далеко от нас и спокойно жующие траву, заминировали все поле. – Без меня не смейте никуда прыгать.

 

Я даже не бежала вниз, а летела, но Даниил успел все-таки залезть в воду. К счастью, никаких происшествий не было. Мы договорились и мирно шли вдоль этой речушки, больше похожей на ручей, рассказывали всякие страшилки и потихонечку поднимались к парку, чтобы уже идти в автобус. Я очень жалею, что не могу вспомнить ни одной истории, из рассказанных детьми, но помню, что было весело и интересно.

Сейчас дети, про которых мое задушевное слово, студенты МГУ, МГИМО, ВШЭ, СПбГУ, КФУ.  Это будущие лингвисты, экономисты, дипломаты, юристы, учителя, врачи, летчики, артисты. Они занимают первые строчки в рейтингах лучших студентов своих вузов, но для меня они смешные дети, которых я каждый день вспоминаю с любовью и теплотой, с которыми всегда на связи. Это люди, которые помогают мне (вместе с моими нынешними учениками) осваивать все новое, помогают быть в хорошем настроении, несмотря ни на что.

Григорченко Ирина Александровна, Заслуженный учитель Российской Федерации, учитель Мариинской гимназии г. Ульяновска 

125009, г. Москва, ул. Тверская, д. 9/17, стр. 5.


2014 - 2019 © Общероссийская общественная организация «Ассоциация учителей литературы и русского языка»